stepan_pisahov (stepan_pisahov) wrote,
stepan_pisahov
stepan_pisahov

Category:

Зеркало для Тарковского



Фильм «Зеркало», как утверждают, стал поворотной вехой для режиссера Тарковского. Это один из первых в своем роде фильмов, снятых режиссером о самом себе, и характерной особенностью ленты стала его бессюжетность. На экране мы видим хаос чувств и переживаний автора, его выяснения отношений со своей жизнью, прошлым и самим собой.


Возможно, это не будет хвалебным отзывом на фильм «Зеркало», но это мой взгляд как можно интерпретировать отснятый материал, тем более он снят в таком стиле «потока сознания», но дает мне право трактовать его любым способом, так сказать в меру своего непонимания (тем более автор сам жаловался, что остался не понят массовым зрителем).

Начало фильма открывает документальная съемка, где женщина снимет заикание юноши – и он говорит: «Я могу говорить». Понятно, что Тарковский хотел сказать, что у него были какие-то ментальные блоки, которые снимаются, и теперь он может нам поведать нечто. Что же он поведает и как будет доводить повествование до точки высшего напряжения мы узнаем из дальнейшего просмотра.

Первая сцена – это сцена с доктором, который как случайный незнакомец, вторгается в личное пространство женщины и семьи, с которыми мы пока не знакомы, и роняет случайную фразу, что мы разучились следовать своей природе. Что это за природа и как ей следовать?

Однако, не всё так быстро! Сначала мы погружаемся в некоторый контекст – так сказать внешнее проявление жизни. Мать работает корректором в издательстве, где на стене висит портрет Сталина, т.е. мы должны понять, что работа очень ответственная, ошибки не допустимы и напряжение страшное. С другой стороны, сцена отснята в черно-белой пленке, что можно понять как официальность будней, но напряжение нарастает с чтением Достоевского «Бесы». И заканчивается эпизод с уходящей барышней, которая читает начало «Божественной комедии» Данте, а именно «Земную жизнь дойдя до половины, я оказался в сумрачном лесу…» Однако, следует обратить внимание, что это цитирование у барышни вызывает радость и сопровождается антраша. Скорее всего, погружение в бездны, которые у Данте вызывали страх и боль, для женщины означает окончание серой и мрачной официальной жизни и погружение в красочную повседневность. И действительно, к официальной жизни и работе мы не возвращаемся в ходе фильма.

Дальнейший сумбур впечатлений отражает внутренний мир главного героя, его переживания и поиск отражения в зеркале, т.е. попыток угадать в повседневности что-то большее. Образы матери чередуются с образами жены, образы отца – с образами сына. Однако, сам образ отца практически не появляется на авансцене: он фактически отсутствует и не принимает никакого участия в жизни героя.

Скорее даже отец присутствует в образах военной хроники, демонстрирующих переправу через Сиваш. Да, они сопровождаются чтением стихов отца, однако, реальность войны никак не воздействует на повседневность. Думаю, режиссер и сам задается вопросом (и, кстати, он звучит в кадре): как можно так по-мещански жить, когда были такие великие подвиги? Есть ли ответ на этот вопрос?

К сожалению, ответ не найден не только на явно заданный вопрос, но и на вопрос аллегорический. Так сцена с гранатой оставляет чувство немого непонимания: человек неприятный и даже недалекий, инструктор по военному делу – не задумываясь накрывает телом гранату, не зная, что она учебная. Готовность к подвигу возникает мгновенно, жизнь проносится перед глазами… Но человек как-то стесняясь возвращается в привычное состояние туповато-строевой жизни. Как это происходит? Почему? Как  это сочетается в одном человеке? Всё это неясно и, по всей видимости, остается загадкой и для художника.

На самом деле, когда отступает мужское начало, в фильме вступает в свои права женское начало и это проявляется во многих местах, в частности, в парении или левитации жены-матери. И темная чаща, откуда старуха сначала идет одна, а потом ведет внуков через поле – тоже проявление таинственного и женского...

Не будем подробно рассматривать каждую сцену фильма – целью данного эссе было выразить странность, увиденную в фильме: в последней сцене дети идут мимо колодца, полного жижи и старой рухляди. Что взято следующим поколением в свою жизнь – ничего, всё выброшено на свалку… Что дальше? – только закат, закат цивилизации, в полной мере выраженный в «Сталкере».

Этот фильм действительно стал поворотным в творческой жизни режиссера, но вот только куда завел нас этот поворот и можно ли из него выехать?

Tags: киноклуб
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment