stepan_pisahov (stepan_pisahov) wrote,
stepan_pisahov
stepan_pisahov

Откуда пришел кризис?


Сейчас уже проведены исследования, ясно показавшие, что новая волна кризиса в российской экономике началась не вчера и не в связи с обрушением цен на нефть и введением против нас финансовых и технологических санкций.

Симптомы этой новой кризисной волны отмечаются давно.

Во-первых, из нашей страны много лет и самыми разными способами «сбегают» за рубеж капиталы (рис. 1). За два с лишним десятилетия только в предкризисные 2006–2007 гг. в Россию был чис­тый приток капитала, все остальные годы — отток. Причем в прошлом 2014 г. чистый отток капитала оказался рекордным и составил $151,5 млрд. Всего за эти годы из страны — только по официальным данным ЦБ — утекло около $600 млрд. Это — не считая неучтенного оттока, который в балансе ЦБ, как правило, относится к статье «пропуски и ошибки».
https://gazeta.eot.su/article/rossiyskaya-ekonomika-chto-dalshe


А куда прежде всего уходил капитал из России?

Это в основном оффшорные «безналоговые» юрисдикции вроде Британских Виргинских островов, Бермуд, Кипра, а также ключевые страны Европы и Турция. Причем — об этом аналитиками уже написаны горы бумаги — значительная часть этих российских капиталов затем возвращается к нам в страну под видом прямых зарубежных инвестиций или портфельных инвестиций, то есть вложений в акции и облигации российских компаний. В частности, много лет крупнейшим иностранным инвестором России является Кипр.

Конечно, такое бегство капиталов — это в первую очередь механизм, который компании используют для ухода от российского налогообложения. Но и не только.

Характер экономической политики и приватизации советского «экономического наследства» в нашей «Новой России» был таков, что подавляющее большинство граждан было попросту ограблено. И в части семейных сбережений, которые полностью обесценились девальвациями рубля. И в части обещаний собственности за приватизационные ваучеры, которые в основном бесследно исчезли в приватизационных фондах с красивыми названиями. И в дальнейшем на так называемых залоговых аукционах, на которых избранные «инвесторы» получили право собственности на крупнейшие и наиболее прибыльные активы бывшей советской экономики, созданные трудом нескольких поколений. Соответственно, население воспринимает почти всю — особенно крупную — собственность в стране как нелегитимную. И большинство предпринимателей это чувствуют и не воспринимают свою собственность как вполне законную и надежно защищенную.

Вот этот почти всеобщий консенсус «нелегитимности собственности» в России — вторая и важнейшая причина того, что очень большая часть бизнеса пытается регистрировать свои компании и держать свой капитал за рубежом.

Сейчас российская власть (отмечу — вместе с нашими зарубежными противниками) пытается вернуть часть «бежавших» капиталов в страну.

За рубежом, во-первых, нарастает так называемая «антиоффшорная» кампания, требующая ликвидации большинства мировых «налоговых гаваней» и, главное, рассматривающая вывод капиталов в оффшоры без декларирования на родине как грубое нарушение налогового законодательства.

Во-вторых, за рубежом, начиная с Великобритании, резко ужесточаются требования банков к российским гражданам при любых операциях с капиталами. Нередко у них даже при оплате небольшой суммы за обучение ребенка или отопление дома начинают требовать документы, подтверждающие законное происхождение денег на их собственных банковских счетах. То же самое начинается и в других странах Европы. То есть там у российских собственников возникают всё более серьезные проблемы.

А в России, помимо давно начатой «антиоффшорной кампании», Госдума только что приняла в третьем чтении законопроект «О добровольном декларировании физическими лицами имущества и счетов (вкладов) в банках», который нередко называют «законом об амнистии выведенных капиталов». Предполагается, что после утверждения Советом Федерации закон в июне будет подписан Президентом Путиным. Суть закона в том, что владельцы собственности за рубежом, зарегистрированной до 1 января 2015 года, могут избежать ответственности за некоторые правонарушения, если официально зарегистрируют эту собственность в России или переведут ее в Россию. Владельцы такой собственности получат в отношении этой собственности «одноразовое» освобождение от налогообложения и уголовного преследования даже в том случае, если они при выводе этой собственности за рубеж нарушили некоторые (указанные в перечне) российские налоговые, таможенные и валютные законы.

Перечень «временно декриминализуемых» российских законодательных норм согласован с Международной группой по противодействию отмыванию денег (FATF) — не подлежат освобождению от ответственности лица, причастные к коррупции, легализации преступных доходов, финансированию терроризма и множеству других преступлений.

Наша власть надеется, что многие из тех, кто сейчас имеет неприятности со своей собственностью за рубежом, окажутся готовы к ее переводу в Россию. Мне, признаться, пока кажется, что таких при нынешнем состоянии элиты и общества в России будет не большинство. Почему — скажу ниже.

Далее, также вовсе не в ходе развертывания нефтяного шока и санкций против России, а гораздо раньше, у нас начались проблемы с темпами роста ВВП (рис. 2).

Начали падать эти темпы, как мы видим, уже в 2011 г. и в 2013 г. оказались, скажем так, весьма скромными. А с конца 2014 г. у нас отмечается уже не рост, а устойчивое падение ВВП. Причем оно ускоряется: в апреле 2015 г. темпы падения ВВП превысили 2,5 %. Такая тенденция в пересчете на год может дать падение ВВП в 10–12 %. Связано это, конечно же, с ухудшением ситуации в ключевых секторах российской экономики.

Так, например, еще в середине 2013 г. — до проблем с ценой нефти и санкциями — начал неуклонно снижаться валютный объем экспорта (рис. 3). Далее на это наложились «нефтяной шок» и санкции, и в результате началось ухудшение нашего внешнеторгового баланса. Нам приходится экспортировать нефть и газ по сниженной цене, других крупных экспортных товарных потоков почти нет. И, несмотря на одновременное снижение импорта, внешнеторговый баланс слабеет.

По последним данным Федеральной таможенной службы, в январе–марте экспорт сократился на 26,5 %, импорт — на 38 %. Внешнеторговый оборот за квартал сократился до $132,9 млрд — на 31 % по сравнению с первым кварталом прошлого года, а положительное сальдо внешней торговли снизилось на 12,2 %, до $48,3 млрд.

Но, опять-таки, началось это не сегодня. Наша экономика все постсоветские годы страдает глубоким «сырьевым перекосом». Сырьевые товары, прежде всего — энергоносители, составляют львиную долю экспорта, а нефтегазовый экспорт обеспечивает более половины доходов нашего бюджета. По большинству других отраслей экономики у нас глубокая — и растущая! — разбалансированность внешней торговли. И, соответственно, растущая доля импорта (рис. 4). По ключевым отраслям несырьевого производства у России самая глубокая разбалансированность внешней торговли в сравнении с наиболее развитыми и, подчеркну, развивающимися странами мира, включая наших партнеров по БРИКС. То есть по всем этим отраслям Россия — устойчивый аутсайдер.


https://gazeta.eot.su



Subscribe

  • Зеркало для Тарковского

    Фильм «Зеркало», как утверждают, стал поворотной вехой для режиссера Тарковского. Это один из первых в своем роде фильмов, снятых…

  • Не уходи, смирясь...

    Стихотворение поэта и публициста Томаса Дилана (прочитано в фильме Interstellar ) * понравившийся перевод с маленькой редакцией.…

  • С НОВЫМ ГОДОМ!!!

    Поздравляю всех с Новым годом! Желаю всем железной воли и искрометного характера в следующем году!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments